17.07.2019

Осман кадиев личная жизнь. Османская империя


Профсоюз российской полиции может возглавить бывший опер Алексей Дарков, прикрывший убийцу певца и друживший с «ореховскими»


Представители Федерации профсоюзов сотрудников органов внутренних дел (Свердловская и Московская области, Сахалин, Дагестан), Всероссийского профсоюза правоохранительных органов и силовых структур (Петербург) и Профсоюза правоохранительных органов и силовых структур (Москва) подписали соглашение об объединении. Предполагается, что целью созданной ассоциации станет защита интересов сотрудников полиции. Создание этого мегапрофсоюза активно лоббировал член Общественной палаты Дмитрий Галочкин, который уже объявил, что представители новой ассоциации должны войти в аттестационные комиссии МВД и вообще всячески влиять на деятельность данного ведомства. Насколько благие намерения преследует Галочкин своим проектом, покажет время.


Стоит отметить, что он также является руководителем профсоюза негосударственной сферы безопасности. А проще говоря - всех многочисленных чоповцев, большинство которых – бывшие милиционеры. У этих самых чоповцев есть и негласные лидеры, среди которых особенно выделяется бывший руководящий сотрудник подразделений по борьбе с оргпреступностью, а ныне председатель правления Межрегиональной общественной организации ветеранов оперативных служб «Честь» Алексей Дарков.


Дарков – близкий друг Галочкина, и есть все основания полагать, что на самом деле именно в его интересах член Общественной палаты лоббировал создание мегапрофсоюза. Председателю «Чести» новая ассоциация поможет решать многочисленные проблемы с правоохранительными органами, возникающие у опекаемых им десятков коммерсантов самого разного уровня. Подобной «опекой» Дарков занимается еще со времен службы в органах внутренних дел – достаточно взглянуть на его «боевое прошлое».


Тут и помощь влиятельной мазуткинской группировке в ее войне с дагестанским «авторитетом» Османом Кадиевым. И помощь гангстеру Игорю Малахову в уходе от ответственности за убийство певца Игоря Талькова. И многолетняя дружба с опальным олигархом Владимиром Гусинским.


Как опера спасали «мазуткинских» и отмазывали их от убийства Талькова


Алексей Дарков попал в подразделения по борьбе с оргпреступностью еще в далеком 1990 году. Тогда его пригласили в соответствующий отдел МУРа, заместителем начальника в котором был Владимир Рушайло, позже создавший пресловутые РУБОПы и ставший главой МВД РФ. А возглавлял отдел Александр Комаров, который из МУРа плавно перешел на работу начальником департамента безопасности группы «Мост» Владимира Гусинского. Помимо этих людей, Дарков познакомился с сотрудником отдела Сергеем Ломовым, ныне тоже являющимся одним из негласных предводителей чоповцев и опекуном сомнительных бизнесменов. Почти с самого начала работы в этом подразделении Дарков оказался в самой гуще весьма сомнительных событий.


Как раз в это время за право контроля над рядом столичных гостиниц развернулась криминальная война между мазуткинской группировкой, возглавляемой «вором в законе» Алексеем Петровым (Петрик) и дагестанской ОПГ под руководством Османа Кадиева (Осман). Кадиева позже ФБР назовет человеком № 3 в иерархии русской мафии за рубежом (человеком № 1 был «законник» Вячеслав Иваньков). Ломов и Дарков были хорошо знакомы с Петриком и другими мазуткинскими, причем вовсе не по долгу службы. Особенно они сдружились с «авторитетными» братьями Олегом и Игорем Малаховыми. Опера должны были разрабатывать братьев, а на деле стали одними из самых их верных союзников в органах внутренних дел. В ходе войны с кавказцами «мазуткинским» изрядно досталось.


Так, люди Османа во время разборки у гостиницы «Украина» нанесли Игорю Малахову 11 ножевых ранений. Ломов и Дарков лично посетили его в больнице и у кровати раненого пообещали отомстить. Тем более, свое слово замолвил и Петрик. После этого два сотрудника МУРа начали настоящую «охоту» на Кадиева. Опера, ссылаясь на оперативную информацию, пытались «прицепить» Османа к большинству преступлений, к которым в то время были причастны дагестанцы. Они даже сумели добиться, чтобы Кадиева объявили в розыск. В результате он вынужден был уехать из Москвы. Несложно догадаться, к кому после этого перешел контроль над гостиницами.


Вновь судьба свела Кадиева, Даркова и Ломова спустя много лет. В 2004 году у Османа возник конфликт с одним из партнеров совладельца компании «Металлоинвест» Василия Анисимова. Каково же было удивление Кадиева, когда на «разборку» к нему приехали Ломов и Дарков, вышедшие к тому времени на пенсию. Оказалось, что оба они много лет знакомы с Анисимовым и еще со времен работы в органах оказывают помощь этому бизнесмену. Стиль работы «пенсионеров» не изменился. Они потребовали от Османа отстать от опекаемого бизнесмена, пригрозив иначе благодаря своим связям отправить дагестанского авторитета в тюрьму.


Ломов и Дарков до сих пор продолжают дружить и с Игорем Малаховым (его брат Олег был застрелен еще в лихие 1990-е). Им есть, что вспомнить. Особенно историю с убийством Игоря Талькова. Он был застрелен 6 октября 1991 года при абсолютно очевидных обстоятельствах. В этот день Тальков должен был участвовать в сборном концерте, проходившем во Дворце спорта «Юбилейный» в Санкт-Петербурге. В мероприятии принимала участие и певица Азиза, являвшаяся в тот момент любовницей Игоря Малахова.


Малахов неожиданно ворвался в гримерку Талькова и потребовал, чтобы тот уступил престижное финальное выступление Азизе. При этом он объявил, что является весьма влиятельным бандитом. Тальков приказал охране выставить визитера, Малахов выхватил пистолет. Завязалась борьба, в ходе которой «авторитет» произвел два выстрела. Одна из пуль попала в грудь Талькову. От полученного ранения он скончался. Малахов с места преступления скрылся и был объявлен в розыск. Уголовное дело расследовали питерские следователи, а оперативное сопровождение оказывали местные контрразведчики и милиционеры.


На этом этапе, вопросов, кто был убийцей знаменитого певца, у правоохранителей не возникало. Из Санкт-Петербурга в Москву выехали представители оперативно-следственной группы для задержания Олега Малахова, которого подозревали в укрывательстве брата Игоря и следов преступления. И тут на первый план в расследовании неожиданно вышли сотрудники МУРа Дарков и Ломов. Они пишут начальству рапорт о том, что Игорь и Олег – их секретные агенты, помогают в разоблачении участников различных преступных группировок, они находятся с братьями в постоянном контакте, а к убийству Талькова Малаховы не причастны.


Опера обещают организовать задержание Игоря, однако в целях проведения этой операции просят не брать под стражу Олега. В результате именно Дарков и Ломов фактически начинают заниматься оперативным сопровождением по делу об убийстве Талькова. Итог этого сопровождения таков. Опера находят свидетелей, которые якобы видели в «Юбилейном» с оружием в руках продюсера Талькова Валерия Шляфмана. В реальности, перепуганный Шляфман уже после стрельбы подобрал пистолет с пола и отнес в гримерку Азизы. А та выкинула его в Фонтанку.


Однако Дарков и Ломов настолько запугали Шляфмана тем, что его обвинят в причастности к убийству, что он предпочел сбежать в Израиль. Тут же Ломов и Дарков приводят к следователю невесть откуда взявшегося Игоря Малахова. Он в качестве свидетеля рассказывает выстроенную не без чьей-то помощи версию. Мол, он произвел один выстрел в пол. А потом у него оружие отобрал щуплый Шляфман, который случайно и застрелил Талькова.


У сбежавшего Шляфмана спросить уже ничего не удалось. В результате его и обвинили заочно в убийстве Талькова. А Игорь Малахов получил всего два года за незаконное хранение оружия. Да и те не отсидел. Кто-то помог ему добиться замены реального срока на наказание в виде исправительных работ на столичным заводе ЗИЛ, где, понятное дело, Малахов ни разу даже не появился.


Как опера сэкономили Гусинскому $150 тыс. и помогали ореховским


Помимо Игоря Малахова, Дарков и Ломов сохранили до сих пор хорошие отношения и с олигархом Владимиром Гусинским. Когда тот еще был в России, они иногда общались напрямую. Сейчас же опера поддерживают отношения с опальным бизнесменом через своего бывшего начальника Александра Комарова. Последний до сих пор помогает в обеспечении безопасности Гусинского и его экономической разведке. А если какую-то часть работы необходимо провести в России, то Комаров обращается к своим экс-подчиненным Даркову и Ломову.


Познакомились же все трое с Гусинским при следующих обстоятельствах. В начале 1990-х годов неизвестные похитили в Москве некоего Изюмова - одного из руководителей кооператива «Мост», возглавляемого Владимиром Гусинским. За его освобождение преступники потребовали $150 тыс. Представители Гусинского обратились в МУР, заниматься расследованием поручили Даркову и Ломову, а возглавил проведение операции Комаров. Почти с самого начала «Мост» взял всех троих сотрудников МУРа на полное финансовое обеспечение, даже организовали им поездку Варшаву. Там операм подчиненные олигарха выдали $150 тыс. для выкупа Изюмова.


Однако в планы муровцев передача денег не входила. Пришедших на встречу злоумышленников они скрутили и доставили на Петровку. Там Дарков до полусмерти избил одного из задержанных, который назвал место содержания Изюмова. Заложника освободили, Гусинский сэкономил $150 тыс. Впрочем, значительную часть этой суммы ему пришлось потратить на благодарность оперативникам. Позже Комаров официально перешел на работу к Гусинскому, а Ломов и Дарков тоже активно трудились на него, правда, не снимая погон.


Это лишь маленькая часть опекаемых и крышуемых в разное время Дарковым и Ломовым людей. К ним еще можно отнести лидера ореховской группировки Сергея Буторина (Ося), с которым опера дружили и помогали вести войну с конкурентами, и некоторые лидеры чеченских группировок, в том числе Хож-Ахмед Нухаев, которого Ломов и Дарков задерживали в 1990-х, а потом стали его хорошими знакомыми. Примечательно, что большинство дел, возбужденных по наработкам Ломова и Даркова, возбуждал и вел тогда еще молодой следователь ГСУ ГУВД Москвы Иван Глухов. Позже он возглавил столичное следствие и сохранил тесные отношения с операми. Даже когда они вышли на пенсию, Глухов продолжал возбуждать дела в интересах опекаемых Дарковым и Ломовым коммерсантов. Напомним, своего поста Глухов лишился лишь в 2012 году после многочисленных обвинений в коррупции.


После МУРа, Ломов и Дарков работали в РУБОП и ГУБОП МВД РФ. А органы покинули после финансового конфликта с генералом Александром Орловым - помощником главы МВД РФ Владимира Рушайло. Но это уже совсем другие истории.


Как опера чуть не «вляпались» в покушение на Чубайса


Выйдя на пенсию, Дарков и Ломов стали брать контроль над частным охранным бизнесом, попутно благодаря своим связям помогая разным ЧОПам решать проблемы с правоохранительными органами. Не забывали они постоянно расширять круг опекаемых бизнесменов. На этом поприще судьба и свела их с Дмитрием Галочкиным.


Познакомил бывших оперов с будущим членом Общественной палаты Юрий Гергель. Он тоже когда-то работал в системе уголовного розыска, потом создал один из первых в России ЧОПов под названием «Юра». Гергелю в Подмосковье принадлежит несколько тренировочных лагерей для боевой подготовки сотрудников ЧОП, обучение в которых проходят бойцы Галочкина, Даркова и Ломова. У этой троицы есть и еще одно связующее звено. Все они, несмотря на дружбу Ломова и Даркова с Гусинским, мягко говоря, не любят лиц еврейской национальности и так называемых ельцинских младореформаторов (мол, они вместе с евреями разворовали могучую страну), самым ярким представителем которых является Анатолий Чубайс.


Чтобы эти свои взгляды воплотить в какие-то реальные поступки, в 2000-х годах троица создала нигде не зарегистрированную и засекреченную структуру под названием «Тропа». Главной ее задачей было объединять и финансово поддерживать других отставных силовиков, ненавидевших младореформаторов. В нее вошел и бывший сотрудник ГРУ Владимир Квачков. В 2005 году он на средства «Тропы» организовал покушение на Анатолия Чубайса. После того троица крайне испугалась последствий, и деятельность «Тропы» резко свернула. Квачков и его подельники своих благодетелей не сдали, они вообще категорически отрицали вину на следствии и в суде, и в итоге преступление оказалось нераскрытым – симпатии присяжных оказались на стороне полковника военной разведки Квачкова, который реализовал народную ненависть к реформаторам, сделавшим нищими большинство населения страны.


А Галочкин, Дарков и Ломов сосредоточились на охранном бизнесе, а также оказании услуг предпринимателям, у которых проблемы с законом. Для этих целей активно используются свои люди в ГУ МВД России по г. Москве, например, приятель Даркова Селицкий, который в настоящее время занимает должность заместителя начальника отдела Бюро специальных технических мероприятий полицейского главка Москвы, а также его подчиненный Васильев.


Лоббировал ли Галочкин создание полицейского мегапрофсоюза как член Общественной палаты или как «проводник» идей Даркова и Ломова – пока так и остается открытым.

Леонид Рощин, специально для Rumafia.com

«Советский спорт» рассказывает о новом владельце махачкалинского клуба.

1. Миллионер из США

В начале перестройки Кадиев занимался предпринимательс кой деятельностью. В 1992-м уехал в США, где сделал состояние всего за два года.

«Чем мы только не торговали, - вспоминал Кадиев. - Цветами, одеждой, сахаром. Начинали с компьютеров, это было очень выгодно. В 1992 году я по приглашению друзей поехал на несколько недель в США, посмотреть, что там и как. И получилось, что бизнес-проекты стали подворачиваться один за другим. В итоге решил остаться в Штатах навсегда, через пару лет перевез туда семью. Из США мы поставляли шины и скаты в Армению и Грузию. Долларовым миллионером я стал, кажется, в 1994 году. Там очень легко открыть и вести бизнес. Даешь $700 адвокату, а через 20 дней тебе регистрируют фирму с любой формой собственности. приходит поздравление от губернатора. Раз в квартал бухгалтер говорит, сколько надо налогов платить. Если неправильно заплатил, бухгалтер указывает на ошибку». (Источник:Общероссийская независимая газета «Южный репортер«).

2. Цель ФБР

В ФБР Кадиева считали третьим в иерархии «русской мафии» в США после вора в законе Вячеслава Иванькова (Япончик) и авторитета Александра Бора (Тимоха) , а также обвиняли в вымогательстве денег у выходцев из СССР и подделке документов. Сам Кадиев в интервью изданию «Время новостей» не отрицал знакомства Япончиком, но заявлял, что все обвинения – просто заговор американцев: «Вина Иванькова в том, что он доверчивый человек и патриот».

Русскую мафию придумало ФБР, - говорил Кадиев в интервью «Южному репортеру». - Раньше Америка боялась и ненавидела коммунизм и русские танки. Но Союза не стало, пришлось придумывать нового национального врага. Я скажу, что такое русская мафия в США. Это шесть русских эмигрантов, что красят дом другому русскому эмигранту. И хозяин как-то невзначай в разговоре жалуется, вот занял соседу $600, а он все никак не отдает. Те шестеро тут же рады служить: мы сейчас побежим, получим. Побежали, говорят, ты почему Васе долги не отдаешь? А тот заявляет в полицию, что ему угрожала русская мафия. Американцы даже Шамилю Тарпищеву визу не давали, якобы он русский мафиози».

3. Стычки с боевиками

В 1999 году чеченские боевики напали на Дагестан. Через день Кадиев был в Махачкале, чтобы принять участие в свободном ополчении. Летал он и в Москву для организации поставок продовольствия и одежды.

«Где брали оружие? Покупали у тех же боевиков. Правда, когда они начали проигрывать, стали захватывать наших закупщиков. Приходилось выкупать их вместе с оружием. Сам я в стычках с боевиками участвовал раза три-четыре. Самым запоминающимся был ночной бой в Ботлихском районе, когда боевики прорвались через российские блокпосты. Мы убили человек десять бандитов, но потеряли одного друга. Застрелил ли кого-то? Трудно сказать, была неразбериха, хаос, я стрелял, а попал или нет, не знаю. Участвовал в ополчении три месяца, потом решил вернуться в Россию, так как понял, что больше нужен здесь». (Источник: «Южный репортер»).

4. Арест в Болгарии

В 2000 году Кадиев был арестован в Болгарии по просьбе ФБР. Ему предъявили обвинение в вымогательстве нескольких тысяч долларов у владельца ресторана в Балтиморе.

«Мне судья говорила, что якобы я в штате Мэриленд взял у некоего русского ресторана деньги. Да я в этом штате никогда не был. Я имел в США «Роллс-Ройс», другие машины, квартиру в Нью-Йорке, а мне надо ехать искать какой-то ресторан в Мэриленде и вымогать там 2-3 тысячи долларов? Это смешно», - говорил Кадиев.

В итоге бизнесмена в Болгарии судили - и оправдали. (Источник: «Время новостей»).

5. Скандал в Махачкале

С 2001 по 2006 год Кадиев был президентом махачкалинского «Динамо». Его работа сопровождалась как успехами (например, клуб дал футболу Шамиля Лахиялова и Камиля Агаларова), так и скандалами.

Самый громкий произошел в 2006 году во время матча в Махачкале между «Динамо» и «Кубанью» (3:2). После игры краснодарцы распространили официальное заявление, в котором утверждалось, что Кадиев и его окружение физически воздействовал на четырех игроков команды: Константина Зуева, Любомира Кантонистова, Андрея Топчу и Владимира Герасимова.

«Настоящий беспредел! - рассказывал Кантонистов. - Нашего игрока Зуева ударили на выходе с поля, на меня люди из окружения президента «Динамо» в подтрибунном помещении бросались и руки распускали. Били? Кто-то в область живота удар нанес. Хотя что теперь докажешь?» (Источник: «Московский комсомолец»).

По итогам разбирательства Кадиев заработал годичное отстранение от футбола.

6. Инвестиции в молдавский футбол

После ухода из махачкалинского «Динамо» Кадиев уехал в Молдавию, развивать местный футбол. В 2007 году он стал председателем совета директоров «Нистру». На тот момент команда была одним из лидеров молдавского футбола, занимала места в тройке и даже участвовала в еврокубках. Известно, что клуб тратил довольно много денег на зарплаты игрокам, и потому к 2010 году стал разваливаться из-за нехватки финансирования. Помогал ли команде Кадиев на тот момент, неизвестно.

7. Ставка на местных футболистов

В 2003 году Кадиев создал в Хасавюрте футбольный класс в интернате. Идею поддержала городская администрация, она же помогла с финансированием.

«В любом уголке нашей республики можно найти детей, одаренных в той или иной спортивной дисциплине. Необходимо развивать талант. Никто не может угадать, будет ли дитя Пеле или Марадоной, в 10 лет разглядеть это невозможно. Талант может полностью проявиться в 17-18 лет. Наше дело – помочь ему раскрыться»,- говорил Кадиев в интервью газете «Черновик».

«Я уже устал в Москве устраивать наших ребят то в один клуб, то в другой, то в академию какую-нибудь. Есть большой разрыв между игроками премьер-лиги и молодыми футболистами, которым по 15-17 лет, из-за чего они становятся невостребованным и. Других профессиональных команд в Дагестане помимо «Анжи» нет, из-за этого футбол в нашей республике потихоньку гаснет», - так говорил Кадиев год назад в интервью изданию «Новое дело».

8. Патриот республики

В успешные для «Динамо» годы Кадиев рассказывал, почему не готов вкладывать деньги в более именитые российские клубы.

«Легче ли купить клуб премьер-лиги? Легче, но для меня это неинтересно. Мэр Анапы предлагал приобрести местный «Спартак» и вдобавок давал еще 100 гектаров земли на побережье (из которых 50 можно было использовать в коммерческих целях, а 50 оставить себе). Но вы сами представьте: я приезжаю со «Спартаком» в Махачкалу обыгрывать «Анжи» или «Динамо». Для меня это невозможно. Может, я слишком прямолинейно понимаю слово патриотизм, но я - дагестанец!» (

На этот раз флагман дагестанского футбола меняет не только вектор, но и владельца. Теперь "Анжи" принадлежит Осману Кадиеву. Человеку, известному далеко не только в футбольном мире.

КЕРИМОВ УСТАЛ, КЕРИМОВ УХОДИТ

На отстроенной без всяких привязок к ЧМ-2018, а исключительно в интересах местной публики "Анжи Арене" собирались аншлаги, россыпь звезд в желтой форме стала гордостью Дагестана и грозой грандов. Стильный клип с участием игроков не казался бравадой, пафос был вполне уместен:

"Кто-то скажет, что это пир во время чумы.
А я скажу - это единение нации!
В каждом городе строят бесплатные школы,
Дети обрели выбор, которого не было до.
Не было такого как Керимов Сулейман,
Клуб упакован и готов брать чемпионат!"

И все-таки, как и гласил припев, "Анжи" оказался миражом.

Выиграть Керимов ничего не успел. Вершиной оказалось третье место в чемпионате и финал Кубка России, в котором махачкалинцы по пенальти уступили ЦСКА.

Именно в день того матча, 1 июня 2013 года, "воздушный замок" стал рушиться. Пока вся дагестанская элита смотрела футбол в Грозном, в Махачкале был задержан многолетний мэр города Саид Амиров .

Власть в регионе сменилась, отношения Керимова с новым главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым складывались непросто. Хватало проблем и в бизнесе. После поражения в финале Кубка "Анжи" купил и , но это была последняя "вспышка" - той же осенью от роскоши не осталось и следа, началась беспрецедентная распродажа. А весной 2014-го клуб закончил сезон на последнем месте и отправился в ФНЛ.

"Главная причина смены курса в "Анжи" - резкое ухудшение здоровья Сулеймана Керимова на фоне переживаний по поводу неудач клуба. Врачи сказали, что негативные футбольные эмоции несовместимы с жизнью. В буквальном смысле", - сообщил в 2013-м тогдашний председатель совета директоров клуба и близкий друг Керимова Константин Ремчуков .

По сути, с тех пор "Анжи" больше не претендовал на что-то большее, чем статус обычной региональной команды. Вернуться в премьер-лигу за один сезон - на это ресурсов хватило. Удержаться в элите через стыковые матчи - тоже.

В текущем чемпионате в Махачкале подобрался боеспособный коллектив во главе с . Но для борьбы за место в середине таблицы, не более того. Ощущение, что все это скорее поддержание жизни, нежели какой-либо рост и прогресс, никуда не делось.

Скорее, Керимову было просто больно бросать все окончательно. Об этом еще год назад говорил глава Дагестана Абдулатипов:

Очень хочется разгрузить от обязательств перед "Анжи" Сулеймана Керимова. Он один тащит клуб. Я обращаюсь ко многим дагестанским предпринимателям, чтобы они включились в эту работу. Я общаюсь с Керимовым. Он устал от всего этого, а бросить не может, потому что "Анжи" стал уже брендом. И это очень важный социальный проект.

Сулейман КЕРИМОВ просто устал. Фото Антон СЕГИЕНКО, "СЭ"

КАДИЕВ, КОТОРОГО ДИСКВАЛИФИЦИРОВАЛ ТОЛСТЫХ

Последние события говорят о том, что Абдулатипову удалось убедить "дагестанских предпринимателей" включиться в работу. В среду на официальном сайте "Анжи" появилось сообщение:

"26 декабря 2016 года между Османом Кадиевым и ООО "Грандеко", в группу которого входил клуб "Анжи", было заключено соглашение о передаче прав на клуб. По условиям этого соглашения структуры бывшего владельца клуба гарантировали урегулирование всех его долгов, а также исполнение всех обязательств "Анжи", существующих на момент подписания соглашения. Новый владелец принял под свой контроль клуб и выразил готовность развивать его и потенциал футболистов из Дагестана, который не мог быть полностью раскрыт в предыдущих форматах работы "Анжи". Стороны договорились обеспечить безболезненный переход Клуба новому владельцу, который не повлияет на его работу. Задача, которую видит Осман Кадиев, приобретая клуб, - поднять уровень дагестанского футбола".

Если учесть вдобавок, что днем ранее на сайте сообщалось также о необходимости продать ведущих игроков "Анжи" в другие клубы по ряду объективных причин, в том числе, финансового характера, то вывод очевиден: окончательный уход Керимова означает максимальное "затягивание поясов".

"Анжи" возвращается в докеримовскую эпоху. И кому как не Кадиеву этим возвращением заведовать. Ведь в "нулевые" именно он был в Дагестане главным футбольным человеком. Правда, руководил на "Анжи", а махачкалинским . Но сути это не меняет, тем более что не так давно Кадиев заявил:

- "Динамо" Махачкала - это бренд, история и гордость дагестанского футбола, один из старейших клубов Северного Кавказа. Возродить его мечта большинства болельщиков. Но, по моему мнению, сегодня актуальнее объединить два бренда, "Динамо" и "Анжи". В какой форме это будет сделано - отдельная тема. Но сегодня продвижение "Анжи" не возможно без консолидации всех футбольных сил Дагестана. Мне очень хочется объединить весь футбольный Дагестан, будь то, "Анжи", "Динамо", "Хасавюрт" или другие клубы и вместе двинуться вперед. Для меня это невероятно трудная задача, учитывая нынешнее финансовое положение футбола в целом".

Звучит красиво. И теперь у дагестанских игроков, местных воспитанников действительно будет больше шансов пробиться в первую команду республики. Правда, сумеет ли при этом "Анжи" остаться в элите - большой вопрос.

Но здесь должен помочь управленческий опыт Кадиева. Вообще, фигура это для российского футбола во многом одиозная. По итогам сезона-2006 махачкалинское "Динамо" было лишено профессионального статуса именно из-за личности его босса. Предшествовал этому скандал в матче первой лиги "Динамо" - . Дело было в 2005-м. Обе команды шли тогда в верхней части таблицы.

В перерыве Кадиев заблокировал службу безопасности краснодарцев, в результате чего без объяснения причин и мотивов были избиты капитан гостей и полузащитник , еще ряду игроков "Кубани" угрожали физической расправой. Поначалу представители краснодарцев приняли решение не выходить на второй тайм, но матч все же был доигран, "Динамо" победило 3:2. Однако затем результат был аннулирован, встреча переиграна в Лужниках: "Кубань" победила 1:0, а Кадиев дисквалифицирован на год.Вадима Булавинова финансирование "НН" резко ухудшилось. И якобы после победы в нижегородском дерби на стадионе "Северный" Кадиев кинул в главного тренера соперников мусорной корзиной... При этом той же самой "Волге" через некоторое время помогал:

Когда были критические моменты в нижегородской "Волге" и , и меня просили помочь этим клубам, я в первую очередь рекомендовал пригласить туда тренера , - рассказывал бизнесмен. - Немного менялось отношение к клубу со стороны руководства, немного менялось отношение к клубу и 12-го игрока. Все остальное делал тренер. И я также находил нужным менять отношение игроков к клубу, за который они играют.

Но откуда у нового владельца "Анжи" столько возможностей? Точного ответа нет. Зато в интернете легко найти такую информацию за 2002 год: "Представители ФБР США официально заявили, что выдали ордер на международный розыск крупного российского предпринимателя, президента футбольного клуба "Динамо-Махачкала" Османа Кадиева. Американцы обвиняют его в вымогательстве денег у выходцев из СССР, подделке документов и называют "человеком №3" в иерархии "русской мафии" в США после "вора в законе" Вячеслава Иванькова (Япончик) и "авторитета" Александра Бора (Тимоха).

У нового владельца «Анжи» забот хватает. Клуб, который он получил зимой, оказался под угрозой вылета из Российской футбольной премьер-лиги; чудом избежал этой незавидной участи и сейчас готовится к новому сезону на фоне множества проблем. Прежнего финансирования у «Анжи» нет, а требовательные дагестанские болельщики даже думать не хотят о борьбе за выживание. В эксклюзивном интервью нашему журналу президент «Анжи» Осман Кадиев рассказал, как планирует развивать клуб и футбол в Дагестане.

«Керимов хотел спасти махачкалинское «Динамо»

- Осман Гаирбекович, по какой все-таки причине Сулейман Керимов решил отказаться от «Анжи»? Что стало последней каплей в чаше его терпения?

Я думаю, разочарование наступило в тот момент, когда он, вложив столько финансов и личного участия в клуб, не увидел ожидаемого результата.

- Так ведь в схожей ситуации он и не думал бросать «Анжи» сразу после вылета клуба из премьер-лиги в 2014 году.

Какие-то детали, наверное, лучше у самого Керимова выяснить. Потому что я, когда здесь были другие топ-менеджеры, наблюдал за всем со стороны, не влезал в клубные дела.

- Вы говорили, что «Анжи» вам Керимов передавал с шутливым упреком: «Ты меня заразил футболом». Когда успели заразить?

Да, так и было сказано: «В том, что я заразился футболом, Осман, ты виноват».

В 2007 году, когда махачкалинское «Динамо» лишали лицензии, отстраняли целый клуб от футбола, - это делала небезызвестная и очень негативная личность в российском футболе, а именно Николай Толстых, - Сулейман вмешался и хотел помочь. Он предложил: «Осман, давай я все сделаю. Помогу и финансово - с этим проблем не будет». Ему нагло соврали, что я даже не подал апелляцию на решение оставить «Динамо» без лицензии. На повестке бюро исполкома Российского футбольного союза стоял один вопрос - о махачкалинском «Динамо». Мы, представители клуба, не были допущены на заседание в кабинет Мутко. Оно длилось 3-4 часа, после чего нам объявили, что решение о лишении лицензии остается без изменений. А Сулейману сказали: мол, Осман не подал апелляцию. Он тогда позвонил мне и спросил: «Ты что, апелляцию не подал?!» - «Да нет, вы что?! - говорю. - А что они тогда рассматривали несколько часов?».

В те времена в Дагестане все футболом болели. Неудивительно, что и Сулеймана он захватил. Две команды из Махачкалы играли в первой лиге, шли на первом-втором местах; потом, правда, «Анжи» чуть отстал. Мне тогда посторонние женщины звонили, спрашивали: «Что такое дерби? Можно ли взять билет?» На этих дерби «Анжи» с «Динамо» мест свободных не бывало, люди в проходах сидели: женщины, дети, старики - всем это было интересно. Тогда у нас был футбольный бум.

- На состоявшейся зимой в Турции встрече команды со своим бывшим нападающим знаменитым Самюэлем Это"О генеральный директор клуба Саид Абдуллаев сказал, что Керимов остается главным спонсором «Анжи». Остается ли и сейчас - после завершившегося тяжелого сезона?

Это абсолютно верно, Керимов - основной спонсор. Он интересуется делами клуба и здорово помогает финансами. Мы не так часто видимся, но он принимает активное участие в жизни клуба - такое участие, какое не может принимать сторонний человек.

- Вопрос о бюджете клуба на предстоящий сезон остается очень острым, учитывая, что у «Анжи» нет другого явного спонсора, кроме Керимова, а он выделяет, насколько известно, меньше, чем необходимо статусному клубу премьер-лиги. Все ли благополучно с бюджетом «Анжи» на предстоящий сезон?

Всегда все благополучно бывает разве что в раю. Мы справимся. О клубе надо судить по тому, есть ли поступательное движение, а не по тому, имеются ли у него деньги. В том, у кого больше денег, пусть соревнуются банки. А футбольные клубы - кто лучше выступит, кому удастся удачнее подобрать состав, у кого лучше тренер, у кого вернее идеи. Я думаю, болельщикам надо интересоваться именно этим - результатами! При тех затратах, которые были сделаны в сезоне 2015-2016, команда играла в переходных матчах за право остаться в премьер-лиге… Нам удалось избежать вылета, хотя зимой нас все безоговорочно списали в первую лигу. Удалось сохранить костяк команды, при этом многих меняем, в частности, всех, кто не выходил на поле. Кого-то отправляем в аренду, с кем-то прощаемся, кто-то заканчивает с футболом. И мы думаем, что идем вперед.

«Поймите Григоряна»

- Вы ведь довольно давно в футболе и неплохо в нем разбираетесь, во всяком случае, наверняка лучше, чем Керимов. Часто ли у вас возникают разногласия по чисто футбольным вопросам с нынешним главным тренером «Анжи» Александром Григоряном?

Достаточно часто. Начнем с того, что я не дилетант в футболе. Керимов, кстати, тоже хорошо разбирается в нем. Но ему, скорее всего, было не до футбола - он же в огромном бизнесе. Если б он уделял такое внимание футболу, какое уделяю я, ни на что другое у него не хватило бы времени: ни на бизнес, ни на сенаторскую деятельность.

У меня со всеми тренерами возникают трения. Они неизбежны, они должны быть, эти разногласия. Для того чтобы президент клуба был полностью доволен тренером, команда должна постоянно выигрывать Лигу чемпионов.

- После заключительной домашней игры прошлого сезона Григорян на пресс-конференции намекнул на то, что у него был непростой разговор с вами, и что возможна отставка. Вы сами рассматривали вопрос об увольнении этого специалиста?

Нет, конечно. Многие обращают внимание на то, что говорит Григорян. Но он же не журналист, не философ, не филолог. Он - тренер, и имеет право на эмоции. Я имею право на эмоции, игроки имеют право. Без этого футбол немыслим. И каждый имеет право на ошибки. Даже судьи, мои заклятые друзья. Футбол без ошибок был бы скучен - все матчи заканчивались бы 0:0.

Григорян, конечно, может вспылить. Я призываю болельщиков и журналистов стараться понимать его. Человек только начал работать на уровне премьер-лиги. Эмоции перехлестывают, особенно когда слышишь реплики: «Ты вылетишь», «Вы - позорники» и так далее. При этом минувшей весной я не видел ни одной плохой игры «Анжи», за исключением двух-трех матчей. Самый плохой - это матч с ЦСКА, после которого Григорян крепко выругался, обозначая то, как команда выглядела в тот день. Но он использовал этот нехороший глагол в связке со словом «мы». Он не вывел себя из-под ответственности, не сказал «они», «команда». Может, второе слово могло быть и помягче. Но я обращаю внимание не на то, как он говорит, а на то, как работает. Говорить красиво и правильно должны журналисты, литераторы, ораторы. Григорян же всего лишь тренер. При этом он называет вещи своими именами. Я в этом ничего плохого не вижу. Естественно, зачастую он вынужден выступать с комментариями под влиянием стресса, эмоций. Пусть каждый поставит себя на его место и представит: «А что бы я сказал?» Что он должен был сказать после игры с ЦСКА? «Мы старались, мы не смогли»? Он ожидал хорошей игры. Мы все ожидали. Настрой был сумасшедший. И вдруг мы явно проваливаем матч по всем параметрам. Правильно он выразился в той ситуации, я его поддерживаю. Но то слово, которое он использовал, применимо в этой ситуации ко всем до единого - в первую очередь, к самому Григоряну, потом к команде и к клубу.

«Не страдаю из-за напряженных отношений с США»

- В свое время, еще при вас, махачкалинское «Динамо» в первую лигу впервые в истории клуба вывел Леонид Назаренко. Вы его кандидатуру не рассматривали на роль главного тренера «Анжи»?

Он был одним из первых, кого я хотел пригласить. Но Назаренко в тот момент помимо прочего был на костылях - как раз перенес операцию на ноге. И к большой работе, которая предстояла в «Анжи», именно в то время был не готов. Я его всерьез рассматривал. Он умеет собирать, делать команду. Но сегодня главный тренер «Анжи» - Григорян.

- Как думаете, почему у Назаренко не получилось с «Тереком» и «Кубанью»?

У него не получилось не по футбольным причинам. С «Тереком» он шел седьмым-восьмым, имея игру в запасе. Что случилось? Может, не сошлись характерами с министром спорта, может, по иным причинам. Но в том, что он хороший, добросовестный специалист, я не сомневаюсь.

- Не жалеете, что уволили его из махачкалинского «Динамо»?

Первое увольнение - о нем очень жалею. Я сам тогда был неопытный менеджер. А мы все время выигрывали! Ничья на нашем домашнем стадионе была редким случаем. Но вот проиграли одному аутсайдеру, снова уступили, в третьем матче - ничья. Я подумал тогда: «Вот, наверное, начинается падение после взлета». Были те, кто советовал: «Осман, подожди». Но нашлись и другие, которые говорили: «Всё, надо менять тренера, он изжил себя». Следовало дать Назаренко шанс - одну или две игры. Это моя ошибка, что уволил.

- «Новая газета» писала в свое время в материале о российском втором дивизионе, что единственный клуб, которому для повышения в классе в тот сезон-2003 не понадобились дополнительные, «околофутбольные» меры, было махачкалинское «Динамо», по игре оказавшееся вне конкуренции. Сильный комплимент, особенно от издания, которое не склонно к славословию. Как тогда получилось, что подобралась сумасшедшая команда? Или так совпало, что как раз выросло поколение дагестанских игроков, заигравших и в премьер-лиге, и в первом дивизионе?

У нас же не сразу все получилось. Я взял команду, когда она шла на последнем месте и чудом удержалась во второй лиге. Первое время мы базировались в Кисловодске, потому что стадион «Динамо» был не готов. За месяц на сборах просмотрели 63 футболистов. Из них оставили 13 игроков и поехали на первый матч в Астрахань. Сказал: «Проиграете - ничего страшного». Приехали - выиграли. Потихоньку, за год, мы собрали очень боеспособную команду. В тот сезон «Динамо», будучи клубом второй лиги, играло в Кубке России с чемпионом страны московским «Локомотивом», который тогда был на страшном ходу и успешно выступал в Лиге чемпионов. В основное время была ничья, а в дополнительное мы пропустили в результате неудачной срезки мяча. Через пять дней после этой игры «Локомотив» с «Реалом» в Мадриде сыграл 2:2 …

Мы кропотливо шли к тому результату. Назаренко просто здорово работал. Мы тогда сделали суперкоманду. Ребята, выступавшие в ней, и сейчас в футболе - в том или ином качестве. Сейчас лучший бомбардир зоны «Юг» забивает 16 мячей за сезон. А у нас в «Динамо» сразу двое - Шамиль Лахиялов и Шамиль Асильдаров, за сезон больше 30 забили - на двоих 70 с лишним голов выходило. В чем был плюс того коллектива? У нас было шестеро дагестанцев в стартовом составе. Такого, наверное, ранее не было ни у одного клуба в России - чтобы шестеро местных воспитанников играли в основном составе.

Ничего сверхъестественного в том результате не было. Работать надо - буднично работать, посвятить себя футболу, если уж ты в футболе.

- У вас получается все свое время посвящать команде? Ведь наверняка есть свои дела, бизнес.

Конечно, хотелось бы еще больше времени уделять. Но, по крайней мере, моя команда не страдает от отсутствия моего внимания. Я ничего не упускаю. Единственный «прокол» - это то, что за границу не могу с ними выехать на сборы. Но, может, в этом и плюс - даю отдохнуть от себя игрокам и тренерам.

- Вы никуда не можете отправиться без риска быть задержанным?

У меня очень напряженные отношения с США. Весьма напряженные.

- Это вам серьезно мешает в работе?

Я этим абсолютно не мучаюсь. У меня великолепные помощники, сильная рабочая группа, очень хорошие аналитики, тренерский штаб, селекционеры. Проверенные, доверенные. Я ими горжусь.

- А шлейф слухов, связывающих вас с криминалом, с русской мафией в США, как-то мешает вам по жизни?

Мне плевать на эти слухи. Абсолютно. Я знаю, что чист перед друзьями, перед людьми, перед Всевышним. Если стану читать, что пишут, желая сделать себе на этом имя, - грош мне цена.

- Вы привлекли к работе в «Анжи» многих бывших динамовцев - Асильдарова, Исмаилова, братьев Садировых, вернули Арсена Акаева, который возглавил «Анжи‑2». А какие у вас отношения с Шамилем Лахияловым?

У него свои проекты, я не хочу в них влезать, как-то пытаться влиять. Рад, что он не отошел от футбола. Если ему что-то будет интересно у меня узнать, я или помогу, или посоветую. У нас нормальные отношения, мы общаемся. Вот, видите, его фото теперь уже в моем кабинете? Раньше его не было. Это один из лучших игроков в истории дагестанского футбола, я считаю. И один из самых нереализовавшихся. Наверное, не по своей вине. Его игрой в махачкалинском «Динамо», в «Анжи», в грозненском «Тереке» я восхищался.

«Страстного футбола от звезд «анжи» не дождались»

- С вашим приходом в «Анжи» вокруг клуба образовалась аура поддержки со стороны официальных лиц, в том числе главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. Как вам удалось этого добиться? При Керимове такого не наблюдалось. И могут ли эти люди реально помочь клубу?

Конечно, могут: они же дагестанцы. Сегодня «Анжи» - это бренд Дагестана, кто бы что ни говорил. Я устаю об этом рассказывать: нас во всем мире знают по «Анжи». Спросите в Германии, знают ли они Дагестан. Никто не знает. «А‑а, «Анжи»!» - понимают, о чем речь, услышав название дагестанского клуба. То же самое во Франции, в Африке, Южной Америке и так далее. Все сегодня ищут национальную идею, национальный бренд. А у Дагестана он есть. И глава республики отлично это понимает. Премьер-министр Абдусамад Гамидов также во многих вещах меня поддерживает.

Наверное, Керимову это не так важно было, как мне. Потому что пройдет еще несколько лет, и на матч «Анжи», думаю, будут спрашивать лишний билет. Это очень важно и для главы республики, который, наверное, много думает о том, куда идет Дагестан, и к чему он должен прийти. Сегодня на стадионе «Анжи», когда идет игра, все думают об одном - пусть на два часа, но все зрители, все дагестанцы думают об одном - как бы эта команда выиграла. Полицейские, чиновники, безработные, бизнесмены, женщины, дети, мусульмане, христиане, иудеи, атеисты, коммунисты - все объединены одной идеей. Где еще вы такое найдете? Выиграла команда - все рады, проиграла - все огорчены. Общая радость и общее горе сплачивают. Футбол - это социальное явление. Почему на Западе, в сытых, благополучных, «буржуйских» государствах это понимают? Попробуйте в Англии купить билет на матч. Не достанете просто так! Дай Аллах, чтобы и у нас вскоре было так.

Мне очень важна поддержка главы Дагестана. У нас с ним хорошие отношения. Я вижу, что очень много позитивного происходит. Конечно, есть ошибки, как и у всех. Без этого не бывает. Наверное, кто-то больше склонен смотреть на ошибки, но я больше смотрю на то, что делается.

- Возможно, у «Анжи», как у бренда Дагестана, появился серьезный конкурент в лице бойца Хабиба Нурмагомедова и смешанных единоборств. Вы как к ММА относитесь?

Ни в коем случае не воспринимаю Хабиба и других бойцов как наших конкурентов. Они сами за «Анжи» болеют, любят футбол. С Нурмагомедовым у нас великолепные отношения. То же самое с нашим «Русским танком» - Абдулрашидом Садулаевым. Они посещают матчи команды. Я ими очень горжусь. Какие конкуренты?! Я, наоборот, помощниками их своими считаю!

Вы имейте в виду одно: единоборства - это один уровень, футбол - совсем другой. Если на борцовский финал придет в лучшем случае 3-4 тысячи человек, то футбол - это явление… На то, что в последние годы мы наблюдаем тенденцию снижения посещаемости домашних матчей «Анжи», есть абсолютно объективные причины. С приходом Роберто Карлоса, Самюэля Это"О болельщики «Анжи» ожидали увидеть в их исполнении страстный футбол. Но со временем увидели, что парни пару матчей сыграли… и валяют дурака. Им что за Дагестан играть, что за Турцию, что за Анг-лию - абсолютно все равно… В нашем «Динамо» болельщики поначалу не знали ни одного футболиста, они не были известными. Но их узнали потом, команда полные стадионы собирала. Возьмите того же Виллиана - суперигрок! Когда он пришел в «Анжи», я думал: «Наконец! Вот он зажжет!» Две игры - супер. Третья - так себе. К четвертой он понял, что здесь можно не надрываться. И опять апатия. Зрителя не обманешь - он придет на того, кто страстно бьется, до конца выкладывается, хочет показать все, что умеет.

- Так это беда всего российского футбола - что приезжают легионеры и через какое-то время начинают тускнеть как игроки.

Легионеры должны быть, но - качественные.

- Так ведь Виллиан как раз качественный.

Очень качественный! Но это ошибка менеджмента: они игроку «насыпали» столько денег, что играть уже и неинтересно. Один раз зритель придет на это шоу, второй раз - уже нет.

Я не считаю, что Роберто Карлосу, Это"О и другим звездам, которые здесь номер отбывали, нужно было такие сумасшедшие деньги платить. Здесь должна была быть одна звезда - команда. Да, для первоначальной раскрутки можно было пригласить звезду. Первый ход был правильным - заключить контракт с Роберто Карлосом. Дальше пошло уже непонятно что. Я прекрасно понимаю, кто рекомендовал Сулейману это сделать: негативную роль сыграл менеджмент клуба, целью которого было нажить денег. Так и наживайте, но по делу, по результату - вас Сулейман обязательно отметит, он щедрый человек, даже чересчур!

«Навороты» будут потом»

- Идея с привлечением в «Анжи» в качестве председателя Совета директоров «Анжи» знаменитого советского вратаря Анзора Кавазашвили, кажется, не обернулась ничем хорошим. Этот известный человек и пришел в клуб странно, и ушел как будто с обидой.

Он никуда не ушел. Не обращайте внимания на многое из того, что говорится. Отставку Кавазашвили, как говорится, никто не принял. Естественно, ему хочется быть больше вовлеченным в дела клуба. Но пока что к ежедневной работе привлекать Анзора Амберковича проблематично - иногда он не может, иногда мне не до него.

Это очень позитивный человек. Я на его высказывания не обижаюсь. Тем более что он правдиво, правильно отражает то, как он видит ситуацию. Кавазашвили остается председателем Совета директоров «Анжи». Но дело в том, что этот Совет того участия, какое я вижу, в жизни клуба пока не принимает. А со временем - будет. Сейчас надо делать основное - собрать костяк команды. «Навороты», как говорит один мой товарищ, придут потом.

- Объявлено, что команда продолжит проводить домашние матчи на «Анжи Арене», хотя ранее анонсировался переезд на «Динамо» в Махачкалу. Что изменилось? Удалось договориться по цене аренды с руководством «Арены»?

Пока по цене не договорились. Думаю, что найду понимание. Первую часть сезона мы точно проведем на «Анжи Арене», потому что «Динамо» не готово. Но в дальнейшем постараемся решить вопрос по этому стадиону в Махачкале с руководством физкультурно-спортивного общества, с ру-ко-водством республики, с болельщиками.

«Анжи Арена» для нас очень дорогая, но при этом бытует мнение, что она «нефартовая», хотя я в это мало верю: фарт надо искать своими руками. Так или иначе, с начала следующего года мы, наверное, перейдем на «Динамо». Или мы должны найти финансовое решение с участием, может быть, даже республики, по аренде «Анжи Арены». Я понимаю позицию представителей «Арены» - они не могут содержать огромный комплекс. Но при этом они же зациклены на получении прибыли, а я не всегда могу дать ту цифру, которую они хотят.

- Многих волновала судьба Академии «Анжи» после ухода из клуба Сулеймана Керимова. Она была одним из безусловно позитивных достижений в период так называемой новой истории «Анжи». Удастся ли ее сохранить, ведь она тоже требует немалых затрат?

Мы ее сохранили и сохраним. Более того, увеличиваем число филиалов по республике. Через Минэкономразвития Дагестана планируем выйти на целевые программы по развитию детско-юношеского футбола. Собираем информацию по 20 районам Дагестана о целесообразности открытия в них отделений клубной Академии. И надеемся получить в этом поддержку республиканского Минэкономразвития. Как минимум в десяти населенных пунктах к сентябрю откроем еще несколько филиалов вдобавок к существующим четырем. На очереди - Хасавюрт, Кизляр, Кизилюрт, Избербаш, Новолакский и Унцукульский районы.

Академию мы будем развивать. Это единственное подразделение клуба, где я не срезал ни рубля из зарплат тренеров и работников, а их очень много - 37, с окладами в 45-50 тысяч рублей. Горемыки, которые советовали Керимову, в первую очередь, должны были порекомендовать сразу, в первый же год, открыть Академию и несколько ее филиалов. Сегодня, глядишь, уже пожинали бы плоды. У нас на паритетных началах с Татарстаном в предстоящем сезоне во второй лиге будет играть команда «Анжи-Юниор». Кроме того, мы реанимировали и заявляем для участия в этом же дивизионе «Анжи‑2». У этих команд и их тренеров будет одна задача - представить минимум по два игрока на просмотр в главную команду по окончании каждого круга чемпионата. Таким образом, мы будем просматривать, если считать и ребят из молодежной команды «Анжи», по шесть молодых футболистов из системы клуба каждые полгода. Если хотя бы один подходит, то в год мы получаем двух игроков в основу. Меня спрашивают про задачи клуба. Вот они - задачи. Естественно, нужно при этом удержаться в премьер-лиге и двигаться вперед, финишировать в первой восьмерке.

- Самые успешные дагестанские футболисты в российском футболе - Лахиялов, Асильдаров, Гаджибеков - являются воспитанниками ДЮСШ, известной как «школа Александра Маркарова». Эти ребята, по сути, росли как футболисты на асфальтовых площадках и состоялись, очевидно, не благодаря, а вопреки непростым условиям. В случае с Академией «Анжи» нет ли риска, что, попав в тепличные условия, ребята не будут расти так, как хотелось бы? Останутся ли они по-хорошему голодными до футбола?

Когда росли перечисленные вами футболисты, другой школы, кроме маркаровской, и не было. Я согласен, есть риск, что кто-то, попав в Академию, захочет почивать на лаврах. Мы постараемся не доводить до этого. Спортсмен сам по себе должен оставаться чуточку голодным. Но в России это воспринимают так, будто ему надо недоплачивать. Это неправильно. Футболист должен сам хотеть большего.

И требовать, чтобы ребята играли и росли на асфальте, не получится. Они же видят, в каких условиях тренируются их сверстники в соседних республиках, в Москве. Если им при этом придется гонять мяч на асфальте и на них еще и смотреть никто не будет, - прогресса не случится. Я за то, чтобы они росли в любых условиях. Талант обнаружит себя и на асфальте, и на искусственном, и на натуральном газоне. Академия «Анжи», я считаю, на правильном пути. Что может быть благороднее, чем растить ребят?

«Хотелось бы чаще видеть сыновей»

- Вы ведь и сами прошли через систему спорт-интернатов?

Да, после землетрясения 1970 года в Махачкале я был и в обычных интернатах, и в спортивных. Сначала в Москве, потом в Рязанской области. Тогда время было спокойнее, и родители спокойнее реагировали на то, что дети в спорт-интернате живут. В Махачкалу я в итоге вновь приехал в 1983-1984 годах, мне было примерно 23 года. Это был чужой для меня город.

- Каким видом спорта занимались?

В школе - тройными прыжками, потом переключился на классическую борьбу. По прыжкам выполнил норматив мастера спорта СССР; еще учась в восьмом классе, прыгал на 13,70. Потом получил перелом голеностопа и переключился на борьбу, был в олимпийском резерве.

- У вас есть дети. Много?

Много. Мальчиков. (Смеётся.)

- Двое? Трое?

Больше. Четверо. Взрослые уже сыновья.

- Один из них - Адам, возглавляет международный отдел в «Анжи». Какие задачи ставите перед сыном как специалистом?

Адам просматривает перспективных иностранных игроков, проводит встречи, когда необходимо, дает аналитику. Он сам долгое время занимался теннисом, потом увлекся футболом, был на неплохом счету в дубле московского «Динамо», ездил на просмотр в немецкий «Вольфсбург». Но потом у него проявилась аллергия на траву. Ходить, уговаривать кого-то, пусть хоть с повязкой у них играет, - я не стал. В футболе он разбирается очень хорошо, даже лучше чем я.

- А другие сыновья с футболом не связаны?

Нет. Амир - доктор наук по искусствоведению, окончил Нью-Йоркскую академию киноискусства, часто занят на съемках. Сейчас в Лос-Анджелесе, но бывает и в России. Он - единственный россиянин. У Адама гражданство США, Шамиль и Умар - «немцы».

- Разное гражданство у членов семьи не создает трудностей?

Реже видят отца, может, и рады этому. (Улыбается.) Мне это, конечно, мешает: хотелось бы их чаще видеть.

28 декабря стало известно, что российский предприниматель Осман Кадиев купил футбольный клуб «Анжи» из Махачкалы, который в последние годы испытывал финансовые трудности.

Кадиев приобрел клуб у Сулеймана Керимова — он давно потерял интерес к команде и перестал спонсировать покупку дорогих игроков. Кадиев — не новичок в российском футболе, он владел махачкалинским «Динамо» из четвертого дивизиона; сообщалось также о его связях с криминальным «авторитетом» Вячеславом Иваньковым по кличке Япончик. «Медуза» рассказывает, что известно об Османе Кадиеве.

Османа Кадиева связывают с преступным миром . Есть несколько публикаций, в которых говорится, что дагестанец Осман Кадиев 1959 года рождения якобы имел в начале 2000-х годов отношение к нескольким преступным группировкам в Москве и контролировал автосалон на ВВЦ и несколько гостиниц. Кадиева называли «третьим человеком в русской мафии» за связи с Вячеславом Иваньковым (Япончиком).

Сам Кадиев эти обвинения отвергал . В 2002 году он заявил газете «Время новостей», что действительно знаком и с Иваньковым, и с еще одним представителем российского криминального мира Александром Бором (Тимохой) — просто потому, что в середине 1990-х жил в США, а «русские друг друга там знают». Его подозревали в вымогательстве денег у владельцев русскоязычного заведения в Балтиморе, штат Мэриленд, а также в использовании поддельного паспорта. По этому делу его задержали в 2000 году в Болгарии — но отпустили после того, как, по словам Кадиева, сочли доводы ФБР безосновательными.

«В Болгарии мне судья говорила, что якобы я в штате Мэриленд взял у некоего русского ресторана деньги. Да я в этом штате никогда не был. Я имел в США „Роллс-Ройс“, другие машины, квартиру в Нью-Йорке, и мне надо ехать искать какой-то ресторан в Мэриленде и вымогать там две-три тысячи долларов? Это же смешно», — говорил тогда Кадиев.

Кадиев пытался подписать Пола Гаскойна . Одна из самых невероятных историй, связанных с Османом Кадиевым, — переговоры о переходе в «Динамо-Махачкала» легендарного английского футболиста Пола Гаскойна. Об этом стало известно в 2003 году, когда махачкалинское «Динамо» вышло в первый дивизион. По данным «Коммерсанта», представители Гаскойна сами связались с клубом из Махачкалы, и заявленная трансферная сумма Кадиева устроила. Тренер «Динамо» Леонид Назаренко тогда говорил: «Если в Дагестане построят третий коньячный завод, тогда, наверное, на содержание Гаскойна хватит спиртных напитков». В итоге англичанин уехал играть в Китай, а вскоре после этого завершил карьеру.

Кадиев тесно связан с кавказским футболом . В последние годы о Кадиеве писали в основном в контексте футбола. К примеру, «Новая газета» отмечала, что Кадиев так и или иначе связан со многими трансферными сделками, а агент Евгений Яковлев, который получает крупные компенсации за переходы на этом рынке, близок к дагестанцу. Имя Кадиева фигурировало и в скандале 2008 года, когда некий человек с депутатским значком (предположительно, депутат Госдумы Адам Делимханов) ворвался в тренерскую комнату и, угрожая, объяснил, именно «нужно судить» матч грозненского «Терека». По одной из версий, в судейской комнате тогда находился Осман Кадиев, близкий к «Тереку». «Новая газета» называет Кадиева «весьма влиятельным футбольным лоббистом».